Родной язык

Родной язык. Как сохранить национальную идентичность?

«Мой язык - это моя нация»: 5 историй о том, почему так важно сохранить родной язык.

В этот раз мы решили пообщаться с молодыми представителями народов, проживающих в республике, и узнать, почему так важно сохранить родные языки.

 

Чулпан Гарифуллина, татарка

Не скажу, наверное, ничего нового, как бы банально это ни прозвучало, язык — это целая эпоха, которая отражает историю народа, культуру и достояние. И отказ от языка я приравниваю к измене. Духовной, физической, государственной — как хотите, но это измена.

Ты на каком-то молекулярном уровне чем-то предаёшь свою историю и отрекаешься от своих корней. Ведь родной язык, который есть у каждого народа, несёт в себе код нации, культуры, идентичности. Мой язык для меня — это не то чтобы метод общения, а возможно, даже метод существования.

Так страшно видеть научные статьи, где говорится про исчезнувшие языки, про то, что никто не может понять чью-либо письменность, раскрыть культурные достояния. Я не хочу, чтобы мой родной язык оказался в числе таких же.

У нас богатое искусство, культура, письменность, у нас есть моң, чего нет у других! Мы и так только-только начали прикасаться к своей истории. А сколько всего потеряли?

Милли үзаңның түбән булуы телгә карата салкын караш тудыра. Без әрмәннәр, грузиннар, японнар, яһүдләр сыман үз теле, гореф-гадәте, милләтенә тугры кала торган өммәт түгел, миңа шулай тоела.

Я часто слышу, что некоторое время назад татары не могли свободно говорить на своем родном языке на улицах, в общественном транспорте и так далее. У меня это в голове не укладывается! Как это? Выйти на улицу и получить оскорбление за то, что ты сказал «исәнмесез»? Хотя, помню, еще в студенчестве мы зашли в автобус с одногруппницей и начали о чем-то говорить. Естественно, на татарском языке! Одна женщина со злобой посмотрела на нас и сказала: «Можете, пожалуйста, помолчать? Нашли место! Если и будете говорить, то говорите на понятном всем языке». Мы были в шоке. Естественно, это нас не остановило. Я начала петь! Ну не громко, но так, чтобы она-то точно меня слышала!

К чему это я?

Я очень боюсь вот этого. Боюсь, что мне станут запрещать петь на своем языке, читать на своем языке, любить на своем языке, мыслить на своем языке.

Понятное дело, если даже будет какое-то ограничение, найдутся люди, которые обойдут их. Я думаю, что буду одной из них.

Как уже говорила, для меня отказ от своего родного языка — наравне с изменой и преступлением. А я не хочу быть преступницей.

 

Камоллиддин Бобохонов, узбек

Язык содержит в себе очень много материала, принадлежащего культуре человека. Я из Узбекистана, и мой язык содержит в себе слова и выражения, ценности, которые у нас есть как у национальности, как у узбеков.

Язык – это то, что отличает нас от других национальностей. Нас, узбеков, очень много. Около 30 млн человек насчитывается только в Узбекистане и еще порядка 10 млн за рубежом. И если узбекский народ хочет быть сплоченным духовно и единым как нация, то мы должны знать свой язык. Нельзя растерять его, потому что это дар наших предков.

Язык – это большой труд наших предков, нашей нации в целом. Наш язык совершенствовался и передавался будущим поколениям испокон веков. Благодаря ему сейчас мы можем видеть, как развивалась наша нация, отследить то, какими устоями жили наши предки много столетий назад, изучать древнейшую литературу, историю. А если мы его не сохраним, то поколение наших детей не сможет понять, откуда они, и потеряют ценностные ориентиры. А это очень плохо, потому что когда человек теряет ценностные ориентиры, он теряет себя в принципе.

Язык – это самое главное, что есть у народа, у нации. Именно в языке хранится вся наша культурная идентичность, которая выражается в одежде, в традициях и во многом другом. Поэтому так важно сохранить свой язык, продолжать поддерживать общение на нем, даже несмотря на то, что ты далеко от своей родины.

 

Ольга Чайникова, удмуртка

Для меня удмуртский язык — это связь с семьей, с родными. Лишь благодаря тому, что я разговариваю с родителями, с бабушками, дедушками на родном языке, между нами глубинная и прочная связь. Так я могу ощутить их настроение, внутренний посыл.

Во многих языках есть слова, понятные только их носителям. В удмуртском тоже большое количество слов, дословного перевода которых нет. Они своеобразны и пропитаны атмосферой народа, диалекта. Лэптэм, вешаны, пӧртмаськыны — это те слова, которые я очень часто использую в жизни, но ни разу у меня не получалось их переводить, сохраняя дословность и «окрас».

То же самое происходит с текстами, переведенными на другие языки. Мне кажется, вне зависимости от того, сколько времени, сил и труда вкладывается в перевод стихотворений, песен, ту внутреннюю наполненность, настроение невозможно передать.

К сожалению, сейчас знание языков малочисленных народов неактуально. Неактуально их изучение и передача будущему поколению. Но мне кажется, те, кто испытывает уважение, возможно, даже долг перед своими предками, своей семьей, должны сохранить то, что создавалось многими веками.

 

Бекнур Смагулов, казах

По моему скромному мнению, язык — это все для народа. Это самое ценное сокровище.

Как говорится: «Народ жив, пока люди знают родной язык». И каждый народ, соответственно, каждый язык имеет право жить. Почему? Потому что язык — это не только средство для общения. Это отражение культуры народа.

У нас, у казахов, есть такое слово «айналайын». Это замечательное слово, которое дословно не переводится на русский, звучит примерно как «миленький». Но перевод не передает всю красоту слова. С этим словом мать кормит своего ребенка, этим словом старшие обращаются к младшим, этим словом выражается благодарность и любовь. Я, как знающий русский и казахский язык, уверяю, что этому слову нет аналога.

Еще интересно, что казахи были кочевниками и многие слова в нашем языке отражают этот образ жизни, эту культуру. Так же, как слова в русском языке отражают русскую культуру, в английском – английскую. Получается, чтобы сохранить культуру и нацию, нам так важно сохранить язык.

 

Мария Стуклова, мордовка

Я считаю, что очень важно сохранить свой родной язык, в котором заключается наша национальная идентичность. И больший вопрос должен быть не в том, почему это важно, а для кого это важно.

Несмотря на то, что в современном мире все способствует тому, чтобы наши дети перенимали тренд говорить на международных языках – на английском, на французском и других европейских языках, культурный код, заложенный в нас с молоком матери, забыть невозможно.

Я считаю, что наши родные языки ничем не уступают иностранным и могли бы поистине стать наравне с международными. Взять только татарский – он настолько певучий, интересный и такой же простой, как английский.

При этом важно не только сохранить родной язык, но и развивать его. По своей профессии я этномузыколог — человек, который ездит с экспедициями по деревням и селам нашей страны. Я часто вижу и слышу по рассказам бабушек и дедушек, как исчезают деревни, а вместе с ними язык и культура.

Язык – это ключ, который передает нам особый посыл, особую традицию, особый код, особое направление. Мы в рамках города всегда стараемся сохранить какой-нибудь безопасный островок, чтобы показать, что еще не все потеряно, что еще не поздно начать говорить на родном языке. В советское время было запрещено говорить о своей национальности, поэтому сейчас малые народы республики нуждаются в поддержке, в новых проектах, особенно связанных с вовлечением детей.

Я надеюсь, что на протяжении еще долгих лет мы сможем передавать из уст в уста нашу традиционную культуру, не будем ее забывать и многие перестанут ее стесняться. И тому есть хороший знак. Многие европейские искусствоведы активно интересуются нашей культурой, продвигают национальные дизайнерские проекты, поддерживают этномузыку и национальную литературу.